Все энциклопедии мира фиксируют: мифология образно отражает в виде фантастических рассказов примитивные воззрения людей на окружающий мир, пытаясь объяснить непонятные явления. Когда же кому-то очень хочется использовать мифы в качестве аргументов, доказывающих основательность претензий  на что-то ,тогда начинается осознанное мифотворчество, превращающее мифы в бесспорные документы и свидетельства, узаконивающие эти выдуманные или надуманные претензии. Возьмем миф о так называемой «великой Армении» . Те, кто манипулирует словом «великий», прекрасно знают, что «мец» только в приложении к человеку может означать «великий» Например: «Мецмард», «Мецишхан» и т.д. Когда же речь идет о названиях, то тут разговор может идти только о «большом», как противопоставление  «малому». Например: «Малый Кавказ», - «Большой Кавказ», «Малый Заб» «Большой Заб» «Малая Армения» - «Большая Армения» и т.д. Чтение или передача «Большого» как «великого» является, таким образом, мифотворчеством самого высокого пошива, ибо как говорил член-корреспондент Российской Императорской Академии наук Керопа Патканян, «Армения – это не политический, а географический термин» (см. «Ванские надписи»).
Расхожие  разглагольствования  о существовании какой- то «великой Армении» упорно, на протяжении  многих веков и десятилетий, протаскивались на различных уровнях и в разных сферах через подкармливаемых  государственных чиновников, поддавались в виде аксиом в высокие  инстанции, через которые податели добивались  для себя привилегий в бизнесе, получали высочайшие разрешения на массовое заселение чужих земель, которые  затем выдавались за «исконные», издревле населенные армянами земли. Так были получены высочайшие разрешения на заселение армянами Карабаха, Баку и других местностей. Я уже говорил о возведении в 1978 г. в селе Марага (Карабах) памятника в честь 150-летия переселения первых двухсот армянских семей из Мараги  Иранской в 1828 г. Читатель сам может убедиться, что надпись «Марага-150» существовала , и обелиск этот был возведен самими армянами добровольно, без нажима и принуждения извне. Да и могилы армянские в карабахских весях не имеют датировки старше 150 лет. Все это, извините, документы! (Сейчас эта надпись и дата стесаны и замазаны цементом). Было ведь всенародное торжество, и НКАО получила «в ознаменование» орден Дружбы народов, о чем свидетельствует вся периодическая печать Карабаха конца 1978 го начала 1979 г. Вторым  грандиозным мифом, заполонившим умы множества людей, является претензии на так называемые, «армянские» земли, расположенные в огромном треугольнике между Средиземным, Черным, и Каспийским морями. А ведь это не что иное, как узаконенный  дашнаками миф, начало которого восходит к треугольнику озер Ван-Севан-Урмия. Перенесение реалий времен Тиграна Великого на поздние периоды  и современность, что в сочетании со вторым мифом дало возможность «удревнителям» изображать на картах Армению между тремя морями, сотворило третий миф о принадлежности Нахичевана , Карабаха и многих других областей к числу армянских земель. Особенно усердствуют в этом мифотворчестве  новоявленный  Органчик – Зорий Балаян, Баграт Улубабян и прочие, которых, в свою очередь, весьма рьяно поддерживают подпевалы-дилетанты вроде Старовойтовой, Сахарова, Станкевича, Дубова-Шелудяева, а также Вольский, Сидоров, Игитян, Кочарян… Возникшие в последнее время претензии заинтересованных армянских кругов на Карабах постепенно, исподволь распространялись повсеместно в виде статей, рефератов , сборников и целых трактатов, содержание которых сводится только к одному: «Карабах наш, Армянский!». Все, кто возражает и выступает против этой дашнакской концепции, кто излагает свою, противную армянской, точку зрения, объявляются врагами, придаются анафеме. До абсурда доходят претензии на Карабах  С.Ханзадяна (см.газету «Согласие»), С.Капутикян (выступление на пленуме СП, в газете «Согласие» и т.п.). Мой коллега П. Мурадян заявляет, что все албанские памятники культуры (одних только крупных 1600) являются армянскими, резиденция албанских католикосов Гандзасар тоже. Некий А.Аджемян пошел еще дальше и заявляет, что армянских памятников на территории Карабаха шесть тысяч (?). Опять мифотворчество! Оно настолько цепко засело в умах армянских претендентов на чужие земли, что Верховный Совет Армянской ССР стал издавать даже «указы» по Карабаху. Неспроста американская  газета «Вечерний звон» предостерегает относительно возможных претензий армян на Нагорно-Калифорнийский Автономный штат! Одной из устоявшихся исторических концепций является канонизированная легенда о 26 комиссарах, в гибели которых уже стали обвинять и Сталина. По мне лучше было бы говорить о них в спокойных тонах, не возвеличивая их чрезмерно, не возвышая, оставив,  все как есть, отмечая, что среди множества борцов за Советскую власть были и такие. А то ведь все знают о цифре  26, но мало кто сможет назвать их поименно. Сейчас раскрываются двери различных секретных архивов, где хранится множество неизвестных читательской общественности документов, содержание которых позволит по-новому, правдиво осмыслить события прошлого. В числе этих документов есть такие, которые дают нам основание пересмотреть застойные концепции и помогут заново оценить то, что превратилось в легенду и миф. Новые, пока что закрытые документы заставляют  нас заново излагать так же и историю 26 комиссаров, ибо до сего времени все о них писалось в утвердительных тонах, которые не подлежали сомнению и пересмотру. Кому-то это было необходимо, кто-то наживал на этом политический и иной капитал, пользовался канонизацией и т.д. и т.п.        Чтобы отработать правдивую картину всей деятельности 26-ти, необходимо время, и немалое, и если кто- то начинает сейчас по-новому осмысливать то, что происходило 70 лет назад, то этому исследователю понадобится несколько лет , чтобы перелопатить огромное множество прямых и косвенных свидетельств и скрытых доселе документов о деятельности всей Бакинской коммуны вообще и каждого из 26 комиссаров, в частности. «Известия АН Азерб.ССР, Серия ИФП» начали публикацию неизвестных широкой писательской массе  документов о деятельности С.Шаумова (Шаумянца), Т.Амиряна, Г.Корганова и др. Но почему-то редакция ереванской газеты «Коммунист» (См. №218 от 20 сентября 1989 г.) заволновалась и сочла опубликованные в журнале документы «трудами»  разного рода подонков»  и пришла к выводу, что деятельность главного редактора журнала «по-настоящему приняла уголовно наказуемый характер, особенно теперь в условиях обострения  межнациональных отношений».  Позволительно спросить : кто же обострил эти межнациональные отношения, и не носит ли деятельность  экстремиста  Зория  Балаяна уголовно наказуемого характера! (см. хотя бы статью  Г. Винокуровой  в газете «Коммунист Сумгаита» от 13 октября 1989 г.). Не носит ли деятельность Старовойтовой и ей подобных уголовно наказуемого характера?           У  нас еще будет время поговорить об «обострении», о том кто этим занимается, во имя чего и какие ближние и дальние цели при этом преследовались и преследуются. А пока обратим внимание читателя на события, связанные с последним периодом деятельности С.Шаумова (Шаумянца) и других на территории  Азербайджана и Туркмении. После зверств и мародерства дашнакских отрядов Татевоса Амиряна и Степана Лалаяна в Баку и Шамахе,  С.Шаумов (Шаумянц) и Г. Корганов в мае 1918 г. отправляют в сторону Дивичи и Кубы бригаду дашнаков под командованием Амазаспа, комиссаром у которого был  А.Микоян (см. факсимиле его удостоверения в его же мемуарах в журнале «Юность»). Бригада эта совершила нападение на Кубу и Кубинский уезд, где дашнаки сожгли и разгромили 122 села, зверствовали, убивали и насиловали жителей, как бог на душу положит. Отряд Амазаспа похитил в Кубе 4 млн. рублей золотом,  драгоценностей на 4,5 млн. рублей и съестных припасов на 25 млн. рублей.        Отряд  Амазапаса был отправлен в гор.Кубу с карательной  целью, по желанию комиссара Шаумяна, без ведома и согласия других комиссаров; подбор войск в этот отряд был сделан тогдашним военным комиссаром Коргановым (см.Доклад члена Чрезвычайной Следственной Комиссии  А.Новацкого. ЦГАОР Азерб.ССР,ф.1061, оп.1,д.95, лл 5-8).        Через месяц - 26-27 июня 1918г. Степана Геворкова Шаумова или Шаумянца (ЦГИА Азерб.ССР,ф.46,оп.3,д.333,лл 89-90) вместе с другими комиссарами, по настоянию Велунца, Тер- Оганова и Наджарова решено было арестовать, «что и  было сделано» (Вадим Чайкин. К истории Российской революции. Вып.1,М.1922,с.174). Это  обстоятельство подтверждает Анри Барбюс в книге «Экстраваганс большевикс э л’эпопе армениен» (Париж,1921, с. 186): «Основные руководители большевиков Шаумян, Фиолетов, Джапаридзе были арестованы. В багаже Шаумяна было найдено 80 млн. рублей золотом».  Это как раз те деньги, что были награблены дашнаками в Баку, Шемахе и Кубе.         17 августа 1918 г. Председатель Центрокаспия Незабудков дал начальнику Бакинской тюрьмы распоряжение о заключении в тюрьму С.Шаумяна и Г.Корганова: «Согласно постановлению команд на лодке «Ардаган» и посыльном судне «Геок-Тапе» и разрешению Временной диктатуры Центрокаспия, предлагается вам, не лишая их возможных  удобств, заключить в вверенную вам тюрьму бывших народных комиссаров  Шаумяна с сыном и Корганова. Держать их под строгим присмотром. В случае бегства отвечаете вы и весь караул головой» (ЦГАОР Азербайджанской ССР ф.1046, оп.4,д.369,л.8)         Из показаний товарища председателя бывшей чрезвычайной следственной комиссии  города Баку  Льва Далина видно, что 25 августа 1918 г. все комиссары «были сосредоточены в Баиловской тюрьме.»  Следствие по их делу вел следователь ЧК Жуков. 14 сентября 1918 г. Микояну удалось получить от деятелей Центрокаспия через Велунца и Тер-Карапетяна предписание, по которому комиссаров  должны были посадить на пароход  «Севан»  и вывезти. Далин распорядился, чтобы начальник тюрьмы отпустил под расписку Микояна всех содержащихся в политическом корпусе тюрьмы. Не застав у пристани «Севан», комиссары сели на пароход «Туркмен», на котором вышли в море под охраной отряда дашнаков под командой Татевоса Амиряна. Из двух направлений - Петровск  или Краснодар – командир «Туркмена», с согласия Т. Амиряна решил идти не в Астрахань, а в Красноводск, как, очевидно, и было задумано. В Красноводске 25 комиссаров и плюс дашнак Татевос Амирян были задержаны исполкомом Диктатуры Закаспия. А. Микояну удалось «чудом спастись из Закаспия при выезде оттуда семейств  комиссаров» (В. Чайкин, с. 64). И.Сталин однажды вызвал к себе А.Микояна и сказал ему с угрозой: «История о том, как были расстреляны 26 бакинских комиссаров и только один из них - Микоян – остался в живых, темна и запутана. И ты, Анастас, не заставляй нас распутывать эту историю» (Р. Медведев. От Ильича До Ильича (без инфаркта и паралича). Юность, № 6, 1989, с.85; см. характеристику также А.Микояна в книге Эссад-бея «Сталин», Рига,1922, с.102-103). Возникает вопрос: все ли 26 комиссаров были убиты, и если нет, то кто остался жив и какова их дальнейшая судьба? Ибо уже в то время родственники Шаумяна справлялись о его местопребывании, т.к. пошли слухи о его отправке в Индию. (В.Чайкин, с.105, 124)  19 сентября 1918 г. Народный комиссар Иностранных дел  РСФСР Чичерин передал посланнику Нидерландов  Удендику ноту следующего содержания: «При эвакуации Баку англичане увели с собой членов бывшего Советского Бакинского Правительства Шаумяна, Джапаридзе, главнокомандующего Петрова и  других. Решительно протестуем. Требуем их репатриации и одновременно с репатриацией Литвинова>>. (Документы внешней политики СССР, т.1.М., 1957.с. 489).          16 марта 1919 г. Тифлисская газета «Народное знамя», на которую любят ссылаться армянские историки , сообщала: «Редакцией «Народного знамени» получены совершенно достоверные сведения о том, что в (Индию, по ордеру великобританского военного командования, увезены ,фактически, кроме отправленных туда фиктивно 26 убитых комиссаров, еще 65 человек».(См.В.Чайкин, с.177).        Отъезд С.Шаумяна и других в Индию подтверждается еще одним документом. 26 февраля 1919 г. дипломатический представитель Грузии отправил из Тифлиса министру Иностранных Дел Азербайджана следующую телеграмму: «Тифлисской радиостанцией перехвачена радиотелеграмма из Астрахани на имя Соколова(по-видимому, сенатора), касающаяся обмена военнопленными: Шаумяна и др. – с арестованными членами союзной миссии, причем телеграмма заканчивается следующими словами: «до скорого свидания в Баку».(ЦГАОР Азерб.ССР,ф.970,оп.1,д.42,лл.10,14)Недалеко от международного торгового центра в Дели находится парк Виделгарден, где есть около 20 безымянных могил. Почему-то эти могилы посещаются только туристами из Армянской ССР. Вопрос! Другой вопрос: зачем ездили в Индию сыновья С.Шаумяна и А.Микояна! Третий вопрос: Для чего в конце 40-х г. в Баку приезжал С.Шаумян, которого тогдашний секретарь ЦК КП Азербайджана в 24 часа  выдворил из Баку? Четвертый вопрос: когда и как исчезли из бакинских архивов документы, связанные с деятельностью А.Микояна в Баку?       Таким образом, отштампованные когда-то публикации о деятельности С.Шаумяна, Т.Амиряна, Г.Корганова  и др., должны быть пересмотрены с учетом привлечения новых архивных документов. Надобно подумать о том, стоит ли теперь оставлять некоторые имена в названиях населенных  пунктов, учреждений, улиц и т.д., причем имена эти дублируются многократно. (Как пример: для чего населенный пункт Гюлюстан, где был заключен знаменитый договор, надо было переименовывать в «Шаумян»?). В связи с этим необходимо заново писать историю  Бакинской коммуны, написать (впервые!) историю деятельности Диктатуры Центрокаспия ,историю периода Азербайджанской Демократической  республики и историю кануна и установления Советской власти в Азербайджане. Надо подумать – имеют ли право те, кто на протяжении многих десятилетий фальсифицировал  историю досоветского и советского Азербайджана, защищал заведомо антинаучные  кандидатские и докторские диссертации, писал и издавал полные фальши статьи и книги, получая за них гонорары, - имеют ли право эти «историки» называться кандидатами и докторами исторических наук? Пора кончать с мифотворчеством! 
 
 
 
                                                                                                                                                                                                                                                                  Академик Зия Буниятов.
 

 

             МИФЫ

                  И

     МИФОТВОРЦЫ